• Зәуре Батаева

Источник поэмы «Искандер»: «Абай» читал Талмуд или А. Букейханов перевел «Две повести» Жуковского?


Нет никаких данных, подтверждающих авторство и время написания поэмы «Искандер», тем не менее абаеведы утверждают, что поэму «Абай» написал в 1900-1902. В ауезовский период казахской литературы было принято считать, что сюжет поэмы «Абай» взял из «Хамсе» персидского поэта Низами (1141–1209). Мнение абаеведов по этому поводу изменилось в 1965-1980: во время транслитерации «Дала Уалаятының гәзеті», казахский академик Ушкольтай Сухбанбердина обнаружила, что сюжет легенды «Тәкаппар қолбасы» (Дала Уалаяты, 1895) был намного ближе к сюжету поэмы «Искандер».


Удивительное сходство сюжетов и анонимность автора этого текста стали поводом для предположений, что автором легенды из Дала Уалаяты мог быть сам «Абай». Однако, экзальтированный энтузиазм Ушкольтай Сухбанбердиной и ее коллег не нашел поддержки академии наук КазССР – наивысшего в то время «научного» учреждения. После продолжительного молчания, академик С.Каскабасов вынес свой вердикт: «Абай» мог читать текст «Тәкаппар қолбасы» в Дала Уалаяты, но сюжет поэмы «Искандер» поэт взял из Талмуда.


Авторство же самой легенды до сих пор не принято комментировать. Были попытки приписать ее «Шакариму», но Олимп казахской науки не поддержал и эту «научную» новость. Подозрительное поведение Олимпа по сей день вызывает недоумение, например, у писателя Мухтара Магауина, который указал на очевидные стилистические сходства «Тәкаппар қолбасы» и некоторых текстов 45 слов.


Ушколтай Сухбанбердина и Мухтар Магауин не ошиблись: текст «Тәкаппар қолбасы» на самом деле является вольным переводом текста «Сказание о гордом завоевателе» из сборника «Цветник», изданного под редакцией Чертковых, последователей Льва Толстого, и этот текст, скорее всего, был переведен на казахский язык Алиханом Нурмуханбетовым (А.Н.), сотрудничавшим с редакцией газеты Дала Уалаяты под разными псевдонимами с 1889 по 1902.


Анонимная публикация текста в Дала Уалаяты, да еще без указания источника заимствования, говорят нам о том, что намерения автора перевода были не литературными: автору нужно было рассказать казахам что-то поучительное – кстати, идея, высказанная 28-летним Букейхановым в «Письме в редакцию», где он подверг критике редакцию газеты за публикацию сказок, не служивших никакой общественной цели. «Эта газета печатается для того, чтобы читатели могли брать друг с друга пример, учить друг друга. Не для забавы», - возмущался автора письма (Дала Уалаяты, 1895).


Текстология также показывает, что поэма «Искандер» в свою очередь тоже является вольным переводом «Двух повестей» В.А.Жуковского. Как нам известно из результатов текстологических анализов Заки Ахметова, большинство поэтических текстов в каноне «Абая» на самом деле являются вольными переводами из творчества Лермонтова. Исследователь отметил «творческий свободный характер переводов Абая» еще в 1951 году:


«То обстоятельство, что ряд произведений Абая, считавшихся его оригинальными произведениями, на самом деле являются переводами из Лермонтова, показывает, что текстовой материал, говорящий о связи Абая с Лермонтовым, несравненно шире, чем это предполагалось ранее... Но переводы Абая из Лермонтова не есть простая копия русского оригинала. Большой самобытный художник—Абай творчески воссоздает произведения Лермонтова» (Тюркологический сборник, 1951, №3).

Заки Ахметов насчитал больше 30 стихотворных адаптации «Абаем» из Лермонтова. Нам также известны вольные переводы «Абая» из Пушкина, Крылова и русских романсов. Если мы давно признали «творческий свободный характер переводов Абая», почему бы не признать, что и поэма «Искандер» является вольным переводом «Двух повестей» Жуковского?


Проблема, наверное, в том, что автором обоих переводов – и текста «Тәкаппар қолбасы», и поэмы «Искандер» – является не кто иной как Алихан Букейханов.

Например, о том, что в 1900, в номерах 11-12 газеты «Дала Уалаяты» Букейханов опубликовал вольный перевод «Суратской кофейни» Льва Толстого, нам стало известно только в 2000-х: филологи боялись произносить имя Алихана Букейханова до конца 1980-х. По мнению группы филологов, анализировавших казахский перевод «Суратской кофейни», А. Букейхановым взято из произведения только содержание, все остальное было написано в свободной манере ( «А. Букейханов и история казахского перевода», фил. науки, 2018, №4).


Это мнение исследователей о вольном переводе Алихана Букейханова совпадает с приведенным выше мнением Заки Ахметова о вольных переводах «Абая». Обратим также внимание на тот факт, что время написания поэмы «Искандер» и перевода «Суратской кофейни» совпадают: 1900-1902. Не только дата написания, но и сходство стилей указывают на то, что автором вольных переводов «Сказания о гордом полководце» из сбоника «Цветник», поэмы «Две повести» В.А.Жуковского и «Суратской кофейни» Л.Н.Толстого был один и тот же человек – Алихан Букейханов.


Есть все основания полагать, что в 1895-1902 Алихан Букейханов интенсивно занимался переводом русской литературы, и что автором поэмы «Искандер», вернее вольного перевода поэмы Жуковского, был не 60-летний старик, а 30-летний Алихан Нурмуханбетов, известный нам как Букейханов.


Предлагая вниманию казахстанских читателям свой проект «Загадка Абая: Величайший неизвестный поэт Казахстана», я преследовала одну-единственную цель: призвать ученых Казахстана к новым исследованиям творчества «Абая» с использованием современных методов и новых технологий, с помощью которых можно было бы определить и почерк, и возраст автора.


Отличный пример того, чего можно достигнуть с помощью новых количественных исследований, можно найти в современной Италии. Группа итальянских и греческих исследователей с помощью статистических методов стилометрического анализа определила возраст и пол итальянского автора мировых бестселлеров, опубликованных под псевдонимом «Елена Ферранте». Исследователи пришли к выводу, что автором была не женщина, а 65-летний мужчина. Стилометрический анализ исследователей предоставил доказательства того, что литературные критики и издатели давно подозревали, а именно, что книги «Елена Ферранте» были написаны писателем Доменико Старноне, которому было около 65 лет, когда книги были впервые опубликованы.


Почему казахская академия ответила на мой призыв не приветствием, а враждебностью? Боятся за свою репутацию или боятся потерять объект «национальной гордости»?


Поведение советских академиков нынешнего Казахстана вполне соответствует анти казахскому настроению автора 45 слов: кем бы ни был автор этих текстов, это был глубоко закомплексованный человек, не желающий ассоциироваться ни с казахами, ни с их вековыми традициями. Неудивительно, что советские академики нынешнего Казахстана до сих пор очень низкого мнения о своем народе и до сих пор придерживаются знакомой нам с детства позиции «казахам сойдет».


Кочевая культура – это другая цивилизация, она отличается от русско-европейской, которую нам внушали как модель модернизации, она отличается от исламской, кстати, достигшей своего зенита благодаря религиозной толерантности монгольских правителей и любви к науке сельджукских правителей. Если наши предки не соответствовали критериям «модернизации» советских пропагандистов, это вовсе не означает, что они были отсталыми, некрасивыми и тупыми.


Они не читали Толстого и Салтыкова-Щедрина, не писали философские труды, зато они обладали энциклопедическими знаниями в других областях, умели адаптироваться к природным условиям, уважали своих женщин, заботились о своей родне, бережно относились к Земле – это все, к чему сейчас стремится цивилизованный Запад. Нам нечего стесняться и нет необходимости сочинять небылицы. Наши предки уважали себя и не пытались изображать себя того, кем они не являлись.