• Зәуре Батаева

О лингвистических разводах в литературе

Le Monde этим летом опубликовала интервью с 5 известными писателями мира. Понравились беседы с Кадаре и с ливанской писательницей Хода Баракат. Ее роман «Ночная почта» в этом году была удостоена международной премии IPAF, которую называют «арабским Букером».

«Ночную почту» я еще не читала, собираюсь начать на днях. Пока хотела обратить ваше внимание на любопытный лингвистический кейс двуязычной Баракат.


Хода Баракат родилась в Бейруте. «В юности все вело меня к тому, чтобы я писала на французском. Все, что я читала, было на французском». После школы Баракат изучала французскую литературу в Бейруте. Продолжила учебу и защитила диссертацию в Париже. Вернулась домой, когда в Ливане началась гражданская война. В 1989 году эмигрировала обратно в Париж. Получается, среднее и высшее образование она получила на французском языке и он был ее основным языком.


«Арабский, который нам преподавали в школе, был отвратительным. Не знаю, можно ли его называть арабским языком», - вспоминает Баракат в этом интервью (знакомая нам ситуация). «Настоящий арабский язык я обнаружила в колледже, самостоятельно читая арабскую поэзию 60-70-х. Я как будто проснулась: какой это был красивый язык!»


Баракат начала самостоятельно изучать арабский и больше не захотела возвращаться к французскому. «Самым полезным знанием в моей жизни был арабский язык» - утверждает Баракат.


К прозе она пришла тоже относительно поздно, когда ей было за 50. Сейчас она пишет только на арабском и в своих романах исследует проблемы арабского мира. На вопрос журналиста, будет ли она писать на французском и о Франции, она ответила... не очень дипломатично: «Может быть, но пока это не случилось. То, что я пишу на французском, не похоже на то, что я пишу на арабском. Текст не пишут на одном или другом языке, текст и ЕСТЬ язык писателя».


Интересная мысль! Когда читаешь такие вещи, начинаешь верить в теорию о том, что язык, на котором мы говорим, влияет на наше мышление. Один из влиятельных экспертов в этой области – Лера Бородицкая родилась в Белорусии и эмигрировала в США в подростковом возрасте. Лера из тех, кого называют настоящими билингвами. Лет 10 назад, прочитав ее знаменитую статью «Does language shape thought?», прослушав ее аудио интервью, не совсем соглашалась с этой теорией...


Об этом феномене часто пишет и Джумпа Лахири, трехъязычная американская писательница бенгальского происхождения. Джумпа Лахири известна тем, что будучи носителем бенгальского и английского, пишет прозу на итальянском. Джумпа влюбилась в итальянский язык, когда ей было 25-26. Изучала его очень долго, почти 15 лет.


В один прекрасный день она решила, что будет писать на итальянском. Писательница объясняет свою «страсть» к итальянскому псих.травмой, пережитой в детстве: ей выпала доля быть двуязычной в монолингвальной стране, где окружение полностью игнорировало ее родной язык, как будто он существовал. Джумпа всегда чувствовала себя «маргиналкой», а итальянский, она утверждает, ее «приютил» и стал ей «родным».


«Другими словами» – так называется ее первая книга на итальянском языке – критики называют «поэмой». Я читала французский перевод этой книги. Свой опыт погружения в новый мир, поиск новой идентичности Лахири описывает очень красиво: она «ходит в лес с корзиной в руках, собирает новые слова» или обнаруживает себя в «любовном треугольнике». Если книга переведена на русский, рекомендую ее всем, кто изучает казахский язык – книга поможет вам понять многое в вашем нелегком отношении с казахским!


И Баракат, и Лахири «развелись» со своими лингва франка, и вернулись «домой». Обе утверждают, что они чувствуют себя другими людьми на заново приобретенных родных языках.


Подробнее: https://www.arabicfiction.org/en/node/1504

Подробнее: https://www.lemonde.fr/festival/article/2019/07/25/hoda-barakat-je-veux-bien-respecter-les-textes-sacres-mais-la-langue-ne-peut-pas-etre-sacree_5493144_4415198.html

Подробнее: https://www.theguardian.com/books/2016/jan/31/jhumpa-lahiri-in-other-words-italian-language