9.jpg

© 2017-2020 | Зәуре Батаева | Зерде блогы

  • Зәуре Батаева

Ашаршылық глазами Сары Кэмерон

Я принадлежу к поколению советских казахов, которые выросли в последние два десятилетия СССР. К тому времени, Красный Террор уже казался чем-то вроде страшного сна, который никогда с нами не происходил, даже с самими свидетелями. Тем не менее, пока росла, я все время слышала такие слова, как «Ашаршылық», «жоқшылық» и самое тревожное среди них – «кісі жеген» – от самых близких родственников, особенно от моей бабушки по материнской линии, которая рассказывала об этом почти каждый день. Как ни странно, эти страшные слова относящиеся к ужасным событиям в их жизни, тогда не вызывали во мне никаких эмоций. Я просто никогда не вникала в значения этих слов из-за своего полностью промытого идеологией сознания.


Мое постыдное безразличие объясняется многими причинами: я не могла соотнести эти события с той страной, где я проживала в то время, и с тем, что я читала в книгах и видела в кинофильмах. И только когда мне исполнилось 25, я начала осознавать что, пресловутый Ашаршылық является трагедией моей собственной семьи. Мой дед и бабушка по отцовской линии погибли в 1934 году, во время массовой резни у реки Алкабек, природной границы с Китаем, когда они пытались бежать от голода. В этой бойне были убиты, по некоторым данным, почти тысяча казахов. Официальная советская версия этого события гласила, что казахи погибли в результате столкновения с китайскими дунганами на границе. Близкие погибших знали лучше причины бойни, но могли говорить об этом только шепотом: «Найман қырған»...


Американский историк Сара КЭМЕРОН, профессор Университета Мэриленд (США), долгие годы занималась исследованием Казахского голодомора, известного среди казахов как Ашаршылық. Ее докторская диссертация, написанная по этой теме при Йельском Университете, была удостоена двух академических наград. Итог этого исследования – исторический труд под названием «Голодная Степь: голод, насилие и строительство Советского Казахстана», был опубликован в ноябре 2018 года.


Я лично встречала Сару Кэмерон в 2006 году, когда преподавала казахский язык и культуру в Индианском Университете (США). Сара была моей студенткой в одном из летних семестров. Уже тогда, двенадцать лет назад, Сара начала свое исследование Казахского голодомора. Когда мне стало известно об этой книге, я немедленно прочитала ее, и обратилась к Кэмерон с просьбой об интервью. В итоге, я задала ей те вопросы, которые волновали и не давали покоя многим казахам на протяжении десятилетий.


Подробнее: https://express-k.kz/news/sotsium_expert/asharshyly_glazami_sary_kemeron-133739

Источник: https://www.amazon.com/Hungry-Steppe-Famine-Violence-Kazakhstan/dp/1501730436/